«Читать, знать, помнить!»

Сколько бы лет ни прошло со времен Великой Отечественной войны, из памяти человечества не изгладятся чудовищные преступления немецко-фашистских захватчиков. В преддверии праздника Победы мы вспоминаем одну из самых трагичных страниц в истории человечества: фашистские концлагеря. Страшно и больно узнавать о зверствах, происходивших в застенках, но люди должны об этом знать и помнить, чтобы никогда больше подобного не допустить.Виртуальная выставка «Читать, знать, помнить!» посвящена памяти узников фашистских концлагерей.

Собибор. Восстание в лагере смерти / сост. С.С. Виленский, Г.Б. Горбовицкий, Л.А. Терушкин. – Москва : Возвращение, 2010. – 256 с.

«Это книга о силе человеческого духа, который невозможное сделал реальным. Это рассказ о побеге из безвыходного пространства, о победе добра над злом, стремлении к жизни и свободе — над бесчеловечным механизмом машины уничтожения. Это история о единственном за все время Второй мировой войны успешном восстании узников нацистского концлагеря. Это роман о восстании в лагере смерти Собибор в 1943 году, организованном Александром Печерским (1909–1990) — советским офицером и всемирным героем».

Шмаглевская, С. Невиновные в Нюрнберге : роман / Северина Шмаглевская. — Москва : Радуга, 1988. — 271, [1] с. : ил.

««Невиновные в Нюрнберге» — своеобразный роман-воспоминание. Можно его назвать и романом историческим, ибо он возвращает нас к событиям почти полувековой давности, ставшим уже достоянием истории, вводит то в вечно затянутую ядовитым дымом «зону смерти» гитлеровского концлагеря, то в кулуары и зал заседаний баварского Дворца юстиции, где Международный военный трибунал (МВТ) судил фашизм, милитаризм и агрессию в лице главных военных преступников».

Зегерс, А. Седьмой крест : роман / А.Зегерс. – Москва : Худож. лит., 1970. – 384 с.

«Седьмой крест» (1939) давно признан лучшим романом Анны Зегерс. В ней рассказывается история семи заключенных, которые бежали из гитлеровского концлагеря Вестгофен, из которых только один сумел спастись».

Смирнов, И. Бухенвальдский набат / И. Смирнов. – Горький : Волго-Вятское кн. изд-во, 1966. – 216 с.

«Бухенвальд официально не был лагерем смерти, как Освенцим, но 56 тысяч заключенных приняли здесь мученическую смерть от пыток и изнурения в бункерах, от пули в затылок, от голода и тяжелой работы. Здесь погибло более 8 тысяч советских военнопленных. Здесь был застрелен и сожжен в печи крематория вождь немецких коммунистов Эрнст Тельман. Страшным местом на земле стала гора Эттерсберг. Но и местом человеческого величия стала гора Эттерсберг, потому что 11 апреля 1945 года – при подходе американской армии к Веймару – подпольная организация Бухенвальда дала сигнал к массовому вооруженному восстанию, и более 20 тысяч заключенных, вышвырнув охрану, сами освободили себя. Среди тех, кто отдавал приказ на штурм, был подполковник Советской армии Иван Иванович Смирнов, командир русского и чешского отрядов восставших».

Бойн, Д. Мальчик в полосатой пижаме : роман / Джон Бойн. – Москва : Фантом пресс, 2014. – 285 с.

«Девятилетний Бруно — веселый немецкий мальчик, который беззаботно живет в Берлине во время Второй мировой войны. Когда его отца — высокопоставленного офицера Вермахта — переводят на новое место, семья переезжает из столицы в провинцию, и Бруно достаточно быстро находит себе друга со смешным именем Шмуэль. Тот живет на странной ферме с необычными людьми: они даже днем ходят в пижамах, играют в номера, которые пришиты к этим пижамам, и таскают какие-то тачки. А еще из печей на ферме иногда идет едкий дым… Роман «Мальчик в полосатой пижаме» — это книга, никак не предназначенная для детей, напротив, это очень взрослая вещь, обращенная к людям, которые знают, что такое колючая проволока».

Джалиль, М. Моабитская тетрадь. 1942-1944 / М. Джалиль. – Москва : Совет. Россия, 1984. – 192 с.

«Имя татарского поэта Мусы Мустафовича Джалиля известно во всем мире. За подвиг в борьбе против фашизма он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, а его стихи, написанные в заточении, — Ленинской премии. Цикл стихотворений «Моабитская тетрадь», созданный Джалилем украдкой от тюремных надзирателей в застенках берлинской тюрьмы Моабит в ожидании смертной казни, переведен более чем на шестьдесят языков. Блокноты и записные книжки, прежде чем стать единым изданием, проделали сложный и долгий путь, но обрели бессмертие как памятник стойкости человеческого духа, самоотверженности и любви к своему Отечеству в годы Великой Отечественной войны». 

Полторак, А.И. Нюрнбергский эпилог / А.И. Полторак. – Москва : Юридич. лит., 1983. – 416 с

«Эта книга — рассказ очевидца. Читатель узнает из нее, почему именно Нюрнберг стал резиденцией Международного трибунала, судившего главных немецко-фашистских военных преступников, как была «сформирована» скамья подсудимых. Вместе с автором он побывает на улицах Нюрнберга, в здании Дворца юстиции, где происходил процесс, в зале, где в течение почти целого года заседал трибунал. Познакомится с судьями и обвинителями, с «последней линией нацистской обороны» в лице немецких адвокатов. Перед глазами читателя пройдут не только подсудимые, но и многочисленные свидетели, среди которых фельдмаршалы Браухич, Манштейн, Рундштедт.

Мищенко, Л.Г. Пока я помню… / Л.Г. Мищенко. – Москва : Возвращение, 2006. – 143 с.

«Воспоминания современника о событиях от времен Гражданской войны до участия в Великой Отечественной войне. О московском ополчении, о плене, тюрьмах и лагерях в нацистской Германии и в Советском Союзе».

Юрис, Л. Суд королевской скамьи : роман / Л. Юрис. – Санкт-Петербург : Северо-Запад, 1993. – 479 с.

«Роман известнейшего американского писателя Леона Юриса «Суд Королевской скамьи» (QB VII) — мировой бестселлер. Переведенный буквально на все европейские языки, изданный многомиллионным тиражом, экранизированный — он до сих пор вызывает жаркие споры. Причина этих споров более чем понятна.Королевский суд Великобритании рассматривает дело, в центре которого фигура известнейшего врача, бывшего узника фашистского лагеря Адама Кельно. Он, в годы войны (сам будучи заключенным) спасший множество жизней, он, чей подвиг каждую минуту готовы подтвердить десятки спасенных им людей, он, чье имя — символ гуманности и профессионального героизма, обвинен в проведении садистских операций, совершенных в концлагере.Что это: ошибка, умышленная клевета или невероятная, чудовищная правда? Кто он, Адам Кельно: жестокий убийца, палач или герой, мученик? Был ли еще один, неведомый Кельно, или два противоположных начала могут жить в одном человеке?Суд Королевской скамьи мудр и беспристрастен».