Цимбаев, Н. И. Сергей Соловьев / Н. И. Цимбаев. — Москва : Мол. гвардия, 1990. — 366, [2] с., [16] л. ил. : ил. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 5-235-01339-5.

Сергей Михайлович Соловьев (1820-1879) — крупнейший русский историк, профессор, ректор Московского университета. Влияние его научных идей на отечественную историческую и общественную мысль было долгим и плодотворным. Подвигом ученого, его вкладом в русское национальное самосознание стал почти тридцатилетний труд над созданием 29-томной «Истории России древнейших времен».Научная и общественная деятельность Соловьева, его отношения со многими выдающимися государственными, политическими деятелями, учеными, писателями, позволили автору, доктору исторических наук Н.И. Цимбаеву, создать биографию великого труженика России на фоне важнейших общественно-политических событий середины XIX века.

Березов, П. И. Дмитрий Пожарский / П. И. Березов. — Москва : Московский рабочий, 1954. — 300 с.

Книга П. Березова написана в беллетристической форме, на основе вдумчивого изучения литературы и источников. Автор книги чужд чрезмерному восхвалению своего героя.  П. Березов показывает Пожарского в обстановке того времени. Главным героем освобождения Москвы и родины был русский народ, но Пожарский возглавил движение народа за независимость и тем заслужил себе вечную славу. «Слушая рассказы о своих предках, Дмитрий Пожарский увлекался не столько их знатным и древним родословием, сколько их подвигами. Он гордился тем, что его предки принимали боевое участие в героической борьбе русского народа за создание могучего Русского государства. В пылком воображении подростка ярко оживали отважные походы русских князей Игоря и Святослава в Византию, победные бои Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха, успешно оборонявших русскую землю от набегов печенежских и половецких полчищ…»

Кузьма Минин. Дмитрий Пожарский : [сборник] / авт., сост. В. А. Шамшурин. — Москва : Новатор : К.В. Кренов, 1997. — 400 с. + 16 л. ил. — (Российские судьбы : Жизнеописания, факты и гипотезы, портреты и документы в 30 книгах). — ISBN 5-7898-0005-Х.

Книга посвящена организаторам национально — освободительной борьбы  против интервентов, руководителям 2-го  Земского ополчения 1611 — 1612 гг., народным героям — нижегородскому посадскому  Кузьме Минину и полководцу князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому. В сборник включены также многочисленные документы, исследования. «Россия изнемогала. Однако оставалась незыблемой Вера и не была сломлена душа народа. Религиозные и национальные силы, как отметил В. О. Ключевский, пошли на выручку гибнувшей земли. Сыскались и подвижники, для которых вызволение Отечества стало священным долгом и жертвенным деянием. Они явились, когда надо было взвалить на себя самую тяжелую ношу, и отошли в сторону, сделав все, назначенное им Провидением и Судьбой. Они из той породы людей, которых на Руси принято называть солью земли, праведными мужами, крепкими натурами, радетелями, коренниками, кому можно всегда довериться и на кого можно всегда положиться. Верно сказано, не в силе Бог, а в правде. Эти люди носили правду в себе, а стало быть — Бога, поэтому за ними пошли тысячи. Не жалеть себя, а жалеть других, умножать благо и пресекать зло, почитать предков и любить свою землю — такие заповеди были у них в душе, и они не могли скривить. Их имена наразрывно скрепила история России — Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского».

Адмирал Нахимов : документы и очерки / сост. Т. Г. Тетенькина. — Калининград : Янтарный сказ, 1997. — 367 с. : цв. ил., портр., карт. — (Ратная слава России).

Жизнь Павла Нахимова была всецело отдана флоту и кораблям. Верой и правдой служил он своему Отечеству. В книгу вошли некоторые документы, а также три биографических очерка о великом русском флотоводце: С. Найда «Адмирал Нахимов», Ю. Давыдов «Нахимов», Е. Тарле «Павел Степанович Нахимов». «Преданность и любовь к нему матросов не знали границ. Всякий, кто был на севастопольских бастионах, помнит необыкновенный энтузиазм людей при ежедневных появлениях адмирала на батареях: истомленные до-нельзя матросы, а с ними и солдаты воскресали при виде своего любимца и с новой силой готовы были творить и творили чудеса. Это лучшая черта к характеристике Нахимова и лучшая оценка его нравственных достоинств». (Из статьи защитника Севастополя капитан-лейтенанта Д. М. Афанасьева)

Адмирал П. С. Нахимов // Адмиралы российского флота / сост. В.Д. Доценко. – Санкт-Петербург : Лениздат, 1995. – С. 401 — 421.

НАХИМОВ ПАВЕЛ СТЕПАНОВИЧ 1815 г., мая 3. Поступил в Морской корпус гардемарином. 1817 г. На бриге «Феникс» плавал по русским портам и к берегам Дании и Швеции. 1818 г., февраля 9. Произведен в мичманы. 1818-1820 гг. Находился при Петербургском порту. 1820 г. На тендере «Янус» плавал у Красной Горки. 1821 и 1822 гг. Находился при Архангельском порту, откуда берегом возвратился в Кронштадт. 1822-1825 гг. На фрегате «Крейсер» под командою капитана 2 ранга Лазарева совершил кругосветное плавание к берегам российско-американских колоний. 1823 г., марта 22. Произведен в лейтенанты. 1825 г. За вояж награжден орденом св. Владимира 4-й степени. 826 г. На корабле «Азов» перешел из Архангельска в Кронштадт. 1827 г. На этом же корабле перешел из Кронштадта в Портсмут, а оттуда в Средиземное море; участвовал в Наваринском сражении, за что был награжден орденом св. Георгия 4-го класса и греческим Спасителя. Декабря 14, Произведен в капитан-лейтенанты. 1828—1830 гг. Командуя взятым у турок корветом «Наварин», плавал в Средиземном море и потом возвратился в Кронштадт. Награжден орденом св. Анны 2-й степени. 1831 г. Командуя тем же корветом, крейсировал в Балтийском море. . 1832 г. Находился на Охтинской верфи при постройке фрегата «Паллада». 1833 г. Командуя фрегатом «Паллада», крейсировал в Балтийском море. 1834 г. Переведен…

Артемов, В. В. Адмирал Павел Нахимов // Артемов, В. В. Русские полководцы /В. В. Артемов. – Москва : РОСМЭН-ПРЕС, 2004. – С. 255 — 275.

В Севастополе на главной площади, перед Графской пристанью стоит памятник адмиралу Нахимову. На постаменте развернут бронзовый лист со словами из знаменитого нахимовского приказа: «В случае встречи с неприятелем, превышающем нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело». В этих словах — весь Нахимов.

Давыдов, Ю. В. Нахимов / Ю. Давыдов. — Москва : Молодая гвардия, 1970. — 176 с. : ил. — (Жизнь замечательных людей).

«Он видел и знал Родину. ОТ моря Белого до моря Черного. От тех широт, где в океане занимаются зори, до тех, где вечер сгущает балтийскую прозелень. Родина была для него и в кораблях, что сошли с русских верфей, и в ветрах, натуго полнивших паруса, в дороге на Вязьму, в степном шляхе на Тавриду. А главное, была она в людях — недавних сеятелях и дровосеках, бурлаках и каменщиках, — в людях, которые, как и он, вступали врукопашную со смертью, побеждали смерть, принимали смерть… Память народа — лоток золотоискателя. Грязь,гниль, дрянь уходят в небытие. Золото остается национальным богатством. Его нельзя множить, утрачивая уже добытое. И потому воители, подобные Нахимову, переживают свои прах».

Зонин, А. И. Жизнь адмирала Нахимова : исторический роман / А. И. Зонин. — Москва : АСТ, 2004. — 521 [7] с. : ил. — (Золотая библиотека исторического романа). — ISBN 5-271-03702-9.

Настоящая книга — художественно-биографическое повествование о жизни и служении Отечеству адмирала флота П. С. Нахимова. Действие романа охватывает годы учения П. Нахимова в кадетском корпусе Санкт-Петербурга, первые шаги в морской службе вплоть до обороны Севастополя и трагической гибели в 1855 году. Нахимов показан настоящим сыном Отечества и народа, человеком исключительной чистоты, мужества и отваги.

Кильсеев, Е. И. Павел Степанович Нахимов // Полководцы России / сост. Е. И. Кильсеев. – Нижний Новгород : Нижний Новгород, 1995. – С. 159 — 168.

Снова и снова Нахимов повторял офицерам свою излюбленную мысль: «Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля; матрос бросится на абордаж, если понадобится. Все сделает матрос, если мы начальники не будем эгоистичны, ежели не будем смотреть на службу как на средство для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных — как на ступени для собственного повышения. Матросы — основная военная сила. Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбивы, а действительные слуги Отечества».

Рыжов, К. В. Павел Нахимов // Рыжов, К. В. Сто великих россиян / К. Рыжов. – Москва : Вече, 2000. – С. 301 — 305. — (100 великих).

Павел Степанович Нахимов родился в июне 1802 г. в селе Городок Смоленской губернии в семье небогатых дворян. Отец его был офицером и вышел в отставку со скромным чином секунд-майора. Еще не кончились детские годы нахимова, как он в 1815 г. был зачислен в морской кадетский корпус . Учился он блестяще и пятнадцати лет роду, в феврале 1818 г. получил чин мичмана. По выпуске из корпуса, он начал службу в Балтийском флоте. Уже тогда обнаружилась любопытная черта нахимовской натуры: морская служба была него не просто важнейшим делом жизни, а единственным делом, иначе говоря: никакой другой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел. «Усердие или, лучше сказать, рвение к исполнению своей службы во всем, что касалось морского ремесла, доходила в нем до фанатизма», — пишет о Нахимове один из современников.

Сурмина, И. О. Павел Степанович Нахимов // Сурмина, И. О. Самые знаменитые герои России / И. О. Сурмина. — Москва : Вече, 2003. — С. 243 — 245.

Будучи добрым по натуре человеком, П.С. Нахимов с необыкновенным вниманием и заботой относился к матросам и членам их семей, причем большую часть своего жалованья раздавал нуждающимся. Современникам нередко доводилось видеть, как появлявшегося на пристани в Севастополе адмирала Нахимова встречали толпы отставных матросов, женщин и детей, и он внимал просьбам и жалобам каждого, стараясь по возможности всем помочь. Сохранились такие отзывы современников о личности П.С. Нахимова : «…Доброе, пылкое сердце, светлый, пытливый ум; необыкновенная скромность в заявлении своих заслуг. Он умел говорить с матросами по душе, называя каждого из них, при объяснении, друг, и был действительно для них другом. Преданность и любовь к нему матросов не знали границ. Всякий, кто был на севастопольских бастионах, помнит необыкновенный энтузиазм людей при ежедневных появлениях адмирала на батареях: истомленные донельзя матросы, а с ними и солдаты, воскресали при виде своего любимца и с новой силой готовы были творить и творить чудеса… Это секрет, которым владели немногие, только избранники, и который составляет душу войны… Лазарев… поставил его образцом для черноморцев».

Тарле, Е. Павел Степанович Нахимов // Великие русские люди: сб./сост. В.Володин. — Москва : Молодая гвардия, 1984. — С. 105-182. — (Жизнь замечательных людей).

«…И уже тут обнаружилась любопытная черта нахимовской натуры, сразу обратившая на себя внимание его товарищей, а потом сослуживцев и подчиненных. Эта черта, замеченная окружающими уже в пятнадцатилетнем гардемарине, оставалась господствующей и в седеющем адмирале вплоть до того момента, когда французская пуля пробила ему голову. Охарактеризовать эту черту можно так: морская служба была для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел и просто отказывался признавать для себя возможность существования не на военном корабле или не в военном порту. За недосугом и за слишком большой поглощенностью морскими интересами он забыл влюбиться, забыл жениться. Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей».

Фирсов, И. И. Синоп //Фирсов, И. И. Петра творенье / И. И. Фирсов. — Москва : Молодая гвардия, 1992. — С. 233 — 270.

Слабый ветер постепенно разгонял клубы дыма, но небо не просветлело. Его заволокло серыми тучами, пошел мелкий дождь. Корабли, приняв сигнал флагмана, один за другим прекращали пальбу. Все они способны были продолжать бой, но победа досталась нелегко. Больше других пострадал флагманский корабль. В корпусе зияло 60 пробоин, вся кормовая часть с балконом адмиральского салона была разворочена, галереи по обеим бортам разрушены. Перебитые мачты и реи свисали на талях. Кое-где их пришлось обрубить и сбросить за борт. На шканцы по распоряжению Барановского поднялся мичман Иван Манто. Оглядев его, Нахимов подошел, взял за оторванный обшлаг сюртука. -Я слышал,что вы изъясняетесь по-гречески и турецки. — Точно так, ваше превосходительство. -Так вот-с. Приведите себя в порядок, переоденьтесь, возьмите шлюпку и отправляйтесь на берег.Разыщите там местное градоначальство и толково поясните следующее. Русская эскадра имела единственную цель — истребление турецких судов и не намерена вредить городу и людям… Едва шлюпка отвалили, в бухту вошел отряд пароходов вице-адмирала Корнилова. Тепло обнялись адмиралы, Корнилов сердечно поздравил товарища. -Виктория славная, Павел Степаныч, выше Чесмы и Наварина, — взволновано воскликнул он, — сокрушен цвет турецких фрегатов и корветов! «Да послужат деяния адмирала Нахимова добрым примером настоящему и будущему поколению моряков». С.О. Макаров

Комаров, Д. Е. «Нахимов не был похож ни на кого…» // Военно-исторический журнал. — 2002. — № 7. — С. 66 — 67.

5 июля (23 июня) исполнилось 220 лет со дня рождения Павла Степановича Нахимова, командовавшего эскадрой Черноморского флота в знаменитом Синопском сражении, одного из руководителей Севастопольской обороны 1854-1855 гг. В своей статье кандидат исторических наук Д. Е. Комаров — земляк знаменитого флотоводца сделал попытку дать обзор историографии о П.С. Нахимове.

Макин, С. Рыцарь русского флота // Наука и религия. — 2002. — № 7. — С. 13 — 16.

«Чист душой и море любит» — так охарактеризовал Нахимова его командир М.П.Лазарев. Вместе они не только плавали по Средиземному морю, нo и ходили вокруг света. Тогда, помимо высоких профессиональных качеств, молодой лейтенант проявил и чисто человеческие: пытаясь спасти упавшего за борт матроса, едва не погиб сам. Позднее, уже дослужившись до высоких чинов, Павел Степанович получил еще одно звание — нижние чины любовно называли его «отец матросов». «Был он необыкновенный добряк по натуре», — писал академик Тарле в очерке о Нахимове и приводил характерное описание со слов очевидца: «Утром Нахимов приходит на пристань. Там, сняв шапки, уже ожидают адмирала старики, отставные матросы, женщины и дети — все обитатели Южной бухты из севастопольской слободки. Увидев своего любимца, эта ватага мигом, безбоязненно, но с глубочайшим почтением, окружает его, и, перебивая друг друга, все разом обращаются к нему с просьбами…» 

Новиков, В. Адмирал Нахимов Павел Степанович — личность и эпоха // Наш современник. — 2002. — № 7. — С. 5 — 26.

За свою жизнь П. С. Нахимов, из 40 лет службы на флоте, «сделал почти 34 морские кампании (точнее, 203 месяца в море) и побывал почти во всех морях нашей планеты».                «Морской сборник № 5, 1902 год.

Шеремет, В. И. О чем память Синопа? // Наука и религия. – 2003. — № 11. – С. 10 — 13.

Год за годом изучая тактику османского флота и собирая сведения о береговых укреплениях от Босфора до Трабзона, Нахимов позволил себе, на первый взгляд, самоубийственный маневр — идти на огонь. Но турки-то били не по корпусу, а по такелажу, стремясь остановить русские корабли и вызвать пожары. На этом знаний их тактики и строился расчет Нахимова. Его корабли, даже теряя паруса, выходили на дистанцию прицельного поражения — и не парусов, а крюйт-камер (пороховых погребов).

Эушут, С. Жизнь и судьба //Знание — сила. — 2005. — № 7. — С. 102 — 109.

«Это был очень большой человек, очень сложный и очень трагический. Трагизм положения его заключался в следующем. Он с первых дней осады, с первой бомбардировки Севастополя понял, что город спасти нельзя. Из того, что он понимал, что Севастополь погибнет, он сделал для себя два вывода: во-первых, он не уйдет отсюда, он, П. С. Нахимов, погибнет вместе с Севастополем или до гибели города, или в момент его падения. Это было у него твердо решено. И, во-вторых, нельзя этого показывать. Ведь он был душой, царем и богом Севастополя». Можно сказать, что он был душой не только Севастополя, но и всего русского флота. Память о нем живет и поныне.

Андерсон, М. С. Петр Великий / М. С. Андерсон. — Москва: Зевс ; Ростов-на-Дону : Феникс, 1997. — 350 с. : ил. — (След в истории).

Петр Великий — одна из ярчайших личностей в Европе начала современной истории, всегда привлекала внимание историков. Профессор лондонского университета М. С. Андерсон в своей книге представляет хорошо знакомый образ несколько неожиданно: жестокость в общественных делах, недостаток привязанности в личных отношениях, грубость поведения — с одной стороны, и величие славных свершений, сделавших Россию серьезной самостоятельной политической и военной силой — с другой. Но решительно отбросив раздутый исторический миф, автор детально анализирует огромную жизнь Петра и дает ей неоднозначную оценку.

Баггер, Х. Реформы Петра Великого : обзор исследований / Ханс Баггер; пер. с дат. В. Е. Возгрина ; вступ. ст. и общ. ред. В. И. Буганова. — Москва : Прогресс, 1985. — 199 с.

Эпоха Петра I в истории России, личность этого выдающегося государственного деятеля, полководца, дипломата пользуются неизменным вниманием в отечественной и зарубежной историографии. Их изучение имеет богатую традицию. Началось оно еще при жизни самого великого реформатора; в настоящий момент литература о Петре Великом и его времени может составить целую библиотеку. предлагаемая вниманию читателей работа принадлежит датскому историку Х. Баггеру, автору исследований о русской внешней политике  в 1724-1732 гг. и реформах Петра I. В ней дается проблемно-историографический разбор научных трудов русских и иностранных авторов о России эпохи Петра Великого.