«Была война…»

Мы знаем, что ныне лежит на весах И что совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах, И мужество нас не покинет. А. Ахматова 22 июня 1941 года является одной из самых печальных дат в истории России. В этот день началась Великая Отечественная война (1941-1945), освободительная война народов СССР против нацистской Германии и ее союзников, являющаяся важнейшей и решающей частью Второй мировой войны. На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Ее авиация нанесла массированные удары по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам постоянной дислокации войск и многим городам на глубину до 250-300 километров от государственной границы.К этому времени фашистской Германией были порабощены многие европейские страны, и советский народ принял на себя самый мощный удар. Против СССР выступили вместе с Германией Румыния, Италия, через несколько дней Словакия, Финляндия, Венгрия, а в середине августа к ним присоединилась Норвегия. Советский народ ответил врагу единым могучим сопротивлением, стоял в полном смысле этого слова насмерть, защищая отечество.

Васильев, Б. Л. А зори здесь тихие… ; В списках не значился / Борис Васильев. — Москва : Вагриус, 2004. — 368 c.

Борис Васильев (р. 1924), будучи семнадцатилетним добровольцем, дважды выходил из вражеского окружения. Здесь нет командиров и приказов, здесь сам отдаешь себе приказ — и в такой ситуации наиболее полно проявляется истинная сущность человека. Давно отгремели бои Великой Отечественной войны, а герои произведений писателя-фронтовика до сих пор служат высоким нравственным примером для грядущих поколений. Героинь повести «А зори здесь тихие…» — юных девушек-зенитчиц фашистам не удается сломить и, хотя все они погибают, — их подвиг бессмертен. Навечно в памяти народной сохранится герой романа «В списках не значился» — девятнадцатилетний лейтенант Николай Плужников, в течение года оборонявший в одиночку Брестскую крепость и уничтоживший множество гитлеровских захватчиков. «Рвануло где-то совсем рядом. Затрещала массивная дверь, сам собой сдвинулся стол, рухнула штукатурка с потолка. Желтый удушливый дым пополз в отдушины. — Война! — крикнул Степан Матвеевич. — Война это, товарищи, война! Коля вскочил, опрокинув кружку. Чай пролился на так старательно вычищенные брюки, но он не заметил. — Стой, лейтенант! — Старшина на ходу схватил его. — Куда? — Пустите! — кричал Коля, вырываясь. — Пустите меня! Пустите! Я в полк должен! В полк! Я же в списках еще не значусь! В списках не значусь, понимаете?! Оттолкнув старшину, он рванул засыпанную обломками кирпича дверь, боком протиснулся…

Смирнов, С. С. Брестская крепость. — Москва : Совет. Россия, 1990. — 400 с. — (Подвиг).

В книге восстановлен волнующий, полный драматизма эпизод Великой Отечественной войны — защита Брестской крепости, рассказано о подвиге людей, которые, оказавшись отрезанными от внешнего мира, продолжали героическое сопротивление врагу. С. С. Смирнов (1915—1976) воссоздал их биографии, восстановил честное имя защитников крепости, побывавших в фашистском плену, а также вернул cxpaне имена погибших героев. «В ранний предрассветный час 22 июня 1941 года ночные наряды и дозоры пограничников, которые охраняли западный государственный рубеж Советской страны, заметили странное небесное явление. Там, впереди, за пограничной чертой, над захваченной гитлеровцами землей Польши, далеко, на западном крае чуть светлеющего предутреннего неба, среди уже потускневших звезд самой короткой летней ночи вдруг появились какие-то новые, невиданные звезды. Непривычно яркие и разноцветные, как огни фейерверка — то красные, то зеленые,— они не стояли неподвижно, но медленно и безостановочно плыли сюда, к востоку, прокладывая свой путь среди гаснущих ночных звезд. Они усеяли собой весь горизонт, сколько видел глаз, и вместе с их появлением оттуда, с запада, донесся рокот множества моторов. Этот рокот быстро нарастал, заполняя собою все вокруг, и наконец разноцветные огоньки проплыли в небе над головой дозорных, пересекая невидимую линию воздушной границы. Сотни германских самолетов с зажженными бортовыми огнями стремительно вторглись в воздушное пространство Советского Союза. И, прежде чем пограничники, охваченные…

Чаковский, А. Б. Блокада : роман. В 3 т. Т.1. Кн. 1, 2 / А.Б. Чаковский. – Москва : Совет. писатель, 1976. – 572[4]с.

Действие  первой книги романа Александра Чаковского «Блокада» начинается накануне Великой Отечественной войны.  Война неотвратимо вторгается в мирные будни миллионов советских людей, таких, как герои «Блокады» ленинградская студентка Вера Королева и архитектор Валицкий, таких, как кадровые военные Павел Королев и Звягинцев. Вторая книга романа по времени относится к июлю и августу 1941 года, когда тяжелые бои идут на подступах к Ленинграду. Первые испытания героев на мужество и верность Родине; события в самой широкой взаимосвязи — от напряженных совещаний в Ставке Верховного главнокомандующего до организации народного ополчения — составляют сюжетное содержание «Блокады»—многопланового повествования о героическом подвиге советского народа в годы Великой Отечественной войны. «Не было сделано никаких комментариев, не было произнесено никаких поясняющих слов. Но говорившие по телефону знали, что речь идет о мосте, по которому танки Гудериана менее чем через час ринутся через Буг на Брест. Шли минуты. На всех тщательно сверенных часах немецких штабных офицеров стрелки подходили к двум часам ночи по среднеевропейскому времени. Внезапно гигантское пламя разорвало предутренние сумерки. Немецкие орудия всех калибров одновременно от Баренцева до Черного моря открыли огонь по советской территории. Война началась».

Симонов, К. М. Живые и мертвые : роман / К. Симонов. — Москва : АСТ : Транзиткнига, 2004. — 509 с. — (Мировая классика).

Роман «Живые и мертвые», опубликованный в 1959–1971 годах, – одно из самых значительных произведений русской литературы на военную тему. Не будучи хроникально-документальным или историческим сочинением, этот роман, однако, во многом основан на материалах личных дневников писателя за июнь–сентябрь 1941 года (увидевших свет лишь в 1992 году под названием «Сто суток войны») и его записок разных лет, частично опубликованных в виде фронтовых очерков; у многих героев, выведенных в повествовании, существовали реальные прототипы. По первым двум книгам романа режиссером А. Столпером были сняты художественные фильмы «Живые и мертвые» (1964) и «Возмездие» (1967). «Первый день войны застал семью Синцовых врасплох, как и миллионы других семей. Казалось бы, все давно ждали войны, и все-таки в последнюю минуту она обрушилась как снег на голову; очевидно, вполне приготовить себя заранее к такому огромному несчастью вообще невозможно. О том, что началась война, Синцов и Маша узнали в Симферополе, на жарком привокзальном пятачке. Они только что сошли с поезда и стояли возле старого открытого «линкольна», ожидая попутчиков, чтобы в складчину доехать до военного санатория в Гурзуфе. Оборвав их разговор с шофером о том, есть ли на рынке фрукты и помидоры, радио хрипло на всю площадь сказало, что началась война, и жизнь сразу разделилась на две несоединимые части: на…

Стаднюк, И. Ф. Война : роман / Иван Стаднюк. — Москва : Воениздат, 1987. — 651 с. — (Библиотечная серия).

Роман «Война» — широкое эпическое полотно, воссоздающее, картины народной жизни в предвоенное время и в период Великой Отечественной войны. Опираясь на исторические события, писатель показывает героизм советских воинов на полях сражений Белоруссии, а также освещает деятельность ставки Верховного командования. «Еще никто не знал, что родит завтрашний рассвет… Стоял знойный день 21 июня 1941 года, то самое преддверие трагического воскресенья, к которому из грядущих десятилетий люди часто будут обращать вопрошающие взоры. Москвичи в этот день жили обыденными хлопотами и готовились к выходному дню. Солнце поднималось все выше, щедро исторгая горячие лучи на улицы, на дома и скверы столицы, на златоглавую и зеленую кремлевскую высоту. Но если бы камню могли передаваться напряжение ищущей человеческой мысли, острота беспокойства о судьбе государства и тяжесть ответственности за эту судьбу, то приметное своей чеканной архитектурой здание правительства СССР за Кремлевской стеной даже под палящим солнцем стыло бы в ледяном ознобе».

Панова, В. Ф. Спутники : повесть / Вера Панова. — Пермь : Кн. изд-во, 1985. — 208 с. — (Сельская библиотека Нечерноземья).

Повесть Веры Пановой «Спутники» является классикой советской прозы о Великой Отечественной войне. В ней воссоздан подвиг советских людей на фронте и в тылу, глубоко раскрыты нравственные истоки победы над фашизмом.Во время войны Панова совершила в военно-санитарном поезде несколько рейсов к фронту, впечатления от которых послужили фактической основой повести «Спутники», увидевшей свет в 1946. «Еще двух недель не было, как шла война, а казалось, что она Длится годы. Утром двадцать второго июня Данилов проснулся поздно и рассердился на жену: почему не разбудила. Ему хотелось провести этот день с сыном. И чтобы день был большой, чтобы и он и сын насладились им. А жена пожалела разбудить и сократила праздничный, такой редкий отдых. Сын влез на кровать, уселся верхом ему на ноги, — плюшевоголовый, в белом костюмчике, в синих носках. Солнце лежало на вымытом желтом полу. Настоящее лето только началось, а уже был загар на щеках и на ножках сына. — Папа, мы пойдем? Он обещал сыну прогулку. Обещал рано встать и сразу же идти. Из-за жены он проспал. Мальчишка мучился все утро. Мальчишка усомнился в отце. — Пойдем, сын, вот только перекусим чего-нибудь и сейчас же пойдем. … Вот в эту минуту он запомнил себя и сына, как на фотографии: он, Данилов,…

Бубеннов, М. С. Белая береза : Роман / Михаил Бубеннов. — Москва : Сов. Россия, 1979. — 528 с. — (Подвиг).

«Белая береза» — роман, удостоенный Государственной премии СССР, включенный в двенадцатитомную серию «Великая Отечественная…», воссоздает события первых месяцев войны — наступление гитлеровских войск под Москвой осенью 1941 года и отпор, данный захватчикам советскими воинами. В образе главного героя романа Андрея Лопухова воплощены лучшие черты русского характера — сила, ум, стойкость, мужество. «Марийка провожала Андрея далеко за деревню. Приотстав от батальона, они шли одни. Им не хотелось говорить о разлуке, да они и боялись говорить о ней. Шли молча. Лишь изредка, чтобы оторваться от дум, они перекидывались отдельными словами, пустыми и ненужными в этот час. Следом за ними плелся Черня. У мостика через речку, за которой густо поднимался молодой березняк, они остановились. Андрей взял Марийку за руки. Лицо у нее было спокойное и строгое, как все это утро, но теперь на нем выступал румянец. Она долго смотрела на Андрея, не отрывая взгляда,— в ее темных глазах мелькали отблески солнца, неба и пролетавшей мимо багряной листвы. Опустив глаза, сказала: — Ну, все, Андрюша, все, родной! Андрей разом притянул ее к себе. — Марийка, ласточка моя! — Теперь иди!—У нее едва пошевелились губы. — Щебетунья моя! — Да помни: я ждать буду!—вдруг сказала она громче, и, не в силах бороться со своим горем,…