«Читать, знать, помнить!»

Сколько бы лет ни прошло со времен Великой Отечественной войны, из памяти человечества не изгладятся чудовищные преступления немецко-фашистских захватчиков. В преддверии праздника Победы мы вспоминаем одну из самых трагичных страниц в истории человечества: фашистские концлагеря. Страшно и больно узнавать о зверствах, происходивших в застенках, но люди должны об этом знать и помнить, чтобы никогда больше подобного не допустить.Виртуальная выставка «Читать, знать, помнить!» посвящена памяти узников фашистских концлагерей.

Моррис, Х. Татуировщик из Освенцима : роман / Хезер Моррис ; пер. с англ. И. Иванченко. — Санкт-Петербург : Азбука, 2020. — 314, [6] с. — (Азбука-бестселлер).

Основанный на реальных событиях жизни Людвита (Лале) Соколова, роман Хезер Моррис является свидетельством человеческого духа и силы любви, способной расцветать даже в самых темных местах. И трудно представить более темное место, чем концентрационный лагерь Освенцим/Биркепay. в 1942 году Лале, как и других словацких евреев, отправляют в Освенцим. Оказавшись там, он, благодаря тому, что говорит на нескольких языках, получает работу татуировщика и с ужасающей скоростью набивает номера новым заключенным, а за это получает некоторые привилегии: отдельную каморку, чуть получше питание и относительную свободу перемещения по лагерю. Однажды в июле 1942 года Лале, заключенный 32407, наносит на руку дрожащей молодой женщине номер 34902. Ее зовут Гита. Несмотря на их тяжелое положение, несмотря на то, что каждый день может стать последним, они влюбляются и вопреки всему верят, что сумеют выжить в этих нечеловеческих условиях. И хотя положение Лале как татуировщика относительно лучше, чем остальных заключенных, но не защищает от жестокости эсэсовцев. Снова и снова рискует он жизнью, чтобы помочь своим товарищам по несчастью и в особенности Гите и ее подругам. Несмотря на постоянную угрозу смерти, Лале и Гита никогда не перестают верить в будущее. И в этом будущем они обязательно будут жить вместе долго и счастливо…

Собибор. Восстание в лагере смерти / сост. С.С. Виленский, Г.Б. Горбовицкий, Л.А. Терушкин. – Москва : Возвращение, 2010. – 256 с.

«Это книга о силе человеческого духа, который невозможное сделал реальным. Это рассказ о побеге из безвыходного пространства, о победе добра над злом, стремлении к жизни и свободе — над бесчеловечным механизмом машины уничтожения. Это история о единственном за все время Второй мировой войны успешном восстании узников нацистского концлагеря. Это роман о восстании в лагере смерти Собибор в 1943 году, организованном Александром Печерским (1909–1990) — советским офицером и всемирным героем».

Шмаглевская, С. Невиновные в Нюрнберге : роман / Северина Шмаглевская. — Москва : Радуга, 1988. — 271, [1] с. : ил.

««Невиновные в Нюрнберге» — своеобразный роман-воспоминание. Можно его назвать и романом историческим, ибо он возвращает нас к событиям почти полувековой давности, ставшим уже достоянием истории, вводит то в вечно затянутую ядовитым дымом «зону смерти» гитлеровского концлагеря, то в кулуары и зал заседаний баварского Дворца юстиции, где Международный военный трибунал (МВТ) судил фашизм, милитаризм и агрессию в лице главных военных преступников».

Зегерс, А. Седьмой крест : роман / А.Зегерс. – Москва : Худож. лит., 1970. – 384 с.

«Седьмой крест» (1939) давно признан лучшим романом Анны Зегерс. В ней рассказывается история семи заключенных, которые бежали из гитлеровского концлагеря Вестгофен, из которых только один сумел спастись».

Смирнов, И. Бухенвальдский набат / И. Смирнов. – Горький : Волго-Вятское кн. изд-во, 1966. – 216 с.

«Бухенвальд официально не был лагерем смерти, как Освенцим, но 56 тысяч заключенных приняли здесь мученическую смерть от пыток и изнурения в бункерах, от пули в затылок, от голода и тяжелой работы. Здесь погибло более 8 тысяч советских военнопленных. Здесь был застрелен и сожжен в печи крематория вождь немецких коммунистов Эрнст Тельман. Страшным местом на земле стала гора Эттерсберг. Но и местом человеческого величия стала гора Эттерсберг, потому что 11 апреля 1945 года – при подходе американской армии к Веймару – подпольная организация Бухенвальда дала сигнал к массовому вооруженному восстанию, и более 20 тысяч заключенных, вышвырнув охрану, сами освободили себя. Среди тех, кто отдавал приказ на штурм, был подполковник Советской армии Иван Иванович Смирнов, командир русского и чешского отрядов восставших».

Бойн, Д. Мальчик в полосатой пижаме : роман / Джон Бойн. – Москва : Фантом пресс, 2014. – 285 с.

«Девятилетний Бруно — веселый немецкий мальчик, который беззаботно живет в Берлине во время Второй мировой войны. Когда его отца — высокопоставленного офицера Вермахта — переводят на новое место, семья переезжает из столицы в провинцию, и Бруно достаточно быстро находит себе друга со смешным именем Шмуэль. Тот живет на странной ферме с необычными людьми: они даже днем ходят в пижамах, играют в номера, которые пришиты к этим пижамам, и таскают какие-то тачки. А еще из печей на ферме иногда идет едкий дым… Роман «Мальчик в полосатой пижаме» — это книга, никак не предназначенная для детей, напротив, это очень взрослая вещь, обращенная к людям, которые знают, что такое колючая проволока».

Джалиль, М. Моабитская тетрадь. 1942-1944 / М. Джалиль. – Москва : Совет. Россия, 1984. – 192 с.

«Имя татарского поэта Мусы Мустафовича Джалиля известно во всем мире. За подвиг в борьбе против фашизма он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, а его стихи, написанные в заточении, — Ленинской премии. Цикл стихотворений «Моабитская тетрадь», созданный Джалилем украдкой от тюремных надзирателей в застенках берлинской тюрьмы Моабит в ожидании смертной казни, переведен более чем на шестьдесят языков. Блокноты и записные книжки, прежде чем стать единым изданием, проделали сложный и долгий путь, но обрели бессмертие как памятник стойкости человеческого духа, самоотверженности и любви к своему Отечеству в годы Великой Отечественной войны». 

Полторак, А.И. Нюрнбергский эпилог / А.И. Полторак. – Москва : Юридич. лит., 1983. – 416 с

«Эта книга — рассказ очевидца. Читатель узнает из нее, почему именно Нюрнберг стал резиденцией Международного трибунала, судившего главных немецко-фашистских военных преступников, как была «сформирована» скамья подсудимых. Вместе с автором он побывает на улицах Нюрнберга, в здании Дворца юстиции, где происходил процесс, в зале, где в течение почти целого года заседал трибунал. Познакомится с судьями и обвинителями, с «последней линией нацистской обороны» в лице немецких адвокатов. Перед глазами читателя пройдут не только подсудимые, но и многочисленные свидетели, среди которых фельдмаршалы Браухич, Манштейн, Рундштедт.

Мищенко, Л.Г. Пока я помню… / Л.Г. Мищенко. – Москва : Возвращение, 2006. – 143 с.

«Воспоминания современника о событиях от времен Гражданской войны до участия в Великой Отечественной войне. О московском ополчении, о плене, тюрьмах и лагерях в нацистской Германии и в Советском Союзе».

Юрис, Л. Суд королевской скамьи : роман / Л. Юрис. – Санкт-Петербург : Северо-Запад, 1993. – 479 с.

«Роман известнейшего американского писателя Леона Юриса «Суд Королевской скамьи» (QB VII) — мировой бестселлер. Переведенный буквально на все европейские языки, изданный многомиллионным тиражом, экранизированный — он до сих пор вызывает жаркие споры. Причина этих споров более чем понятна.Королевский суд Великобритании рассматривает дело, в центре которого фигура известнейшего врача, бывшего узника фашистского лагеря Адама Кельно. Он, в годы войны (сам будучи заключенным) спасший множество жизней, он, чей подвиг каждую минуту готовы подтвердить десятки спасенных им людей, он, чье имя — символ гуманности и профессионального героизма, обвинен в проведении садистских операций, совершенных в концлагере.Что это: ошибка, умышленная клевета или невероятная, чудовищная правда? Кто он, Адам Кельно: жестокий убийца, палач или герой, мученик? Был ли еще один, неведомый Кельно, или два противоположных начала могут жить в одном человеке?Суд Королевской скамьи мудр и беспристрастен».

Кузнецов, А. Бабий Яр : роман-документ / А. Кузнецов. – Москва : АСТ : Corpus, 2016. – 704 с.

«Эта книга — полная авторская версия знаменитого документального романа БАБИЙ ЯР об уничтожении еврейского населения Киева осенью 1941 года. Анатолий Кузнецов, тогда подросток, сам был свидетелем расстрелов киевских евреев, много общался с людьми, пережившими катастрофу, собирал воспоминания других современников и очевидцев. Впервые его роман был опубликован в журнале «Юность» в 1966 году, и даже тогда, несмотря на многочисленные и грубые цензурные сокращения, произвел эффект разорвавшейся бомбы — так до Кузнецова про Холокост не осмеливался писать никто. Однако путь подлинной истории Бабьего Яра к читателю оказался долгим и трудным. В 1969 году Анатолий Кузнецов тайно вывез полную версию романа в Англию, где попросил политического убежища. Через год БАБИЙ ЯР был опубликован на Западе в авторской редакции, однако российский читатель смог познакомиться с текстом без купюр лишь после перестройки».

Лев, М. Длинные тени : роман / М. Лев. – Москва : Совет. писатель, 1989. – 496 с.

«Творчество известного еврейского советского писателя Михаила Лева связано с событиями Великой Отечественной воины, борьбой с фашизмом. В романе «Длинные тени» рассказывается о героизме обреченных узников лагеря смерти Собибор, о послевоенной судьбе тех, кто остался в живых, об их усилиях по розыску нацистских палачей».

Свиридов, Г. Ринг за колючей проволокой (Герои Бухенвальда) : роман / Г. Свиридов. – Москва : Физкультура и спорт, 1989. – 365 с.

«Эсэсовцы сделали все, чтобы превратить Бухенвальд в настоящий ад. Но и в кошмаре концентрационного лагеря находятся люди, способные бороться за жизнь, человеческое достоинство, Родину. Важнейшей частью этой борьбы становятся… боксерские поединки. Кто победит — изможденный узник или хорошо подготовленный бандит-спортсмен?»

Ремарк, Э.-М. Искра жизни : роман / Э.-М. Ремарк. – Санкт-Петербург : Экслибрис, 1992. – 302 с.

«Что остается у людей, захлебывающихся в огненном водовороте войны? Что остается у людей, у которых отняли надежду, любовь и, по сути, даже саму жизнь? Что остается у людей, у которых не осталось просто ничего? Всего-то — Искра жизни. Слабая, но негасимая. Искра жизни, что дает людям силу улыбаться на пороге смерти. Искра света в кромешной тьме…»